Когда власть в семье у ребенка

 

«Ты ужасная мама!», «Папа, ненавижу тебя!» — думаю, это последнее, что хотят услышать любящие родители от ребенка. Ведь с ним важно сохранять добрые отношения, поддерживать, окружать теплом и заботой, не причинять беспокойства лишний раз.

А что, если мы, родители, будем всегда договариваться с ребёнком? Все решать только с его согласия. Тогда у него просто не будет повода с нами ругаться. Это ли не выход?

К сожалению, нет. Давайте рассмотрим такую позицию в семье.

Приведу два примера диалогов.

 

1) — Доченька, давай пойдем домой. Я уже устала и замерзла.

— Мам, ну нет, я хочу ещё погулять! Я не пойду домой!

— Хорошо, дорогая, давай еще погуляем немного.

 

2) — Дочь, ты сделала уроки?

— Нет, мам, я потом, мне нужно Дашке позвонить.

— Уже 9 вечера, пора бы сделать уроки, идти ужинать и готовиться ко сну.

— Ну, мам, я сама решу, во сколько мне ложиться и когда делать уроки, или вообще не делать!

 

В этих разговорах мы видим, как ребенок берет власть в свои руки, сам решает, что делать, а родитель следует за ним.

Конечно, некоторые моменты мы можем согласовывать с ребенком, это нормально – искать компромиссы, договариваться. Но не перекладывать финальное решение на его плечи.

 

Ответ из родительской роли может выглядеть примерно таким образом:

 

1) — Так, все, мы возвращаемся домой! Сочувствую, что тебе это обидно, но сейчас я решаю, что мы делаем.

 

То есть мама говорит о том, что сейчас будет так, как она сказала, и никак иначе, при этом разделяет чувства ребенка – озвучивает, что ему это не нравится.

 

Во втором примере мама может ответить:

2) – Нет, ты не сама решишь. Есть обязанности, которые ты выполняешь. Или платишь определенную цену, если не делаешь. Мы с тобой говорили, помнишь? За несделанные уроки определили ценой что? Верно, просмотр твоего любимого сериала на этой неделе.

 

Здесь подразумевается важный момент: родители еще до столкновения обозначили правила. Выбрали спокойный момент, сели и обсудили с дочерью: «Знаешь, мы тебя очень любим и хотим, чтобы ты превращалась из ребенка, которого контролируем мы, в ответственного человека. Но ответственность не отрастет на пустом месте. Придется сталкиваться с последствиями своих действий или бездействия — платить цену, когда ты, например, не сделала уроки или забыла об онлайн-занятии с репетитором».

Нужно подобрать слова и доступно объяснить ребенку про развитие ответственности. Величину цены можно обговаривать, но окончательное слово за родителями.

Кстати, «объяснить» не значит «попросить согласия у ребенка». Потому что какой подросток в здравом уме одобрит, чтобы его лишали сериалов, игр или чего-то любимого.

А хороший ли родитель?

При таком подходе родители встречаются со сложностью: все это может крайне не понравиться их чаду, особенно если раньше в семье было по-другому.

Что в этом случае самое страшное для родителя? Вероятно, испортить отношения и стать плохим в глазах ребенка. В моей практике бывали примеры, когда брал на себя оценивание: «Ты сейчас плохой папа, ты мне не разрешил…», «Ты хорошая мама, добренькая, не ругаешься, не то, что у Маринки!».

 

Но как вы думаете, стоит ли родителю стремиться получить одобрение, хорошую оценку, сглаживая для этого все острые углы?

 

Нет. Это ловушка, которая приводит к перевернутым отношениям, когда, по сути, главой семьи становится ребенок, и все крутится вокруг него. Как в солнечной системе: есть огромное светило и маленькие планеты. Но детская психика не готова к управлению родителями, это большой груз и напряжение, которые приводят к неврозу. Ребенок начинает думать, что все в мире зависит от него, надевает «кольцо всевластия» и руководит, одобряет или выносит приговор. И привыкает, что весь мир так устроен.

 

Но когда он встречается с реальностью, с тем, что многие вещи не в его власти, то не понимает: как это? Должно быть по-другому. И впадает в агрессию, пытается хоть как-то повлиять на ситуацию, его накрывает тревога, навязчивые мысли и действия – ОКР (обсессивно-компульсивное расстройство). Например, он начинает усиленно мыть руки или переживать о прическе, чтобы хоть что-то в этом мире зависело от него. Может разочароваться, погрузиться в апатию, депрессию: «Я ничего не могу изменить».

 

Чтобы не попасть в эту ловушку, давайте для начала ответим на вопрос: кто определяет хорошесть родителя?

 

Он сам. Опираясь на ценности, принципы, свои знания, папа и мама согласовывают друг с другом, куда движется их семья, каким они хотят увидеть ребенка через 10 или 20 лет, и выбирают способы, помогающие ему развиваться.

И если любимый сын или дочь в какой-то момент возмущенно кричит в ответ, важно знать: похоже, сейчас ребенок наткнулся на родительскую власть и фрустрирован.

И, не теряя опору под ногами, твердо ответить: «Да, понимаю, тебе очень не нравится, что мы запретили тебе смотреть любимый сериал (играть в телефоне), потому что ты не сделала уроки. Сочувствую, но это та цена, которую ты платишь».

Здесь важна твердость, но не ответная агрессия. Родитель служит границами ребенка. Это как волнорезы на море, которые не дают шторму захлестнуть весь берег. Ребенок может негодовать, злиться, кричать – выражать фрустрацию. Но есть надежда, что каждый последующий «шторм» будет тише предыдущего, постепенно ребенок привыкнет к правилам и границам в семье, примет их.

А возможно ли сочетать родительскую твердость с любовью и заботой, искренним сочувствием и поддержкой? Остановимся на этом подробнее.

 

О родительской поддержке

Давайте представим: ребенок не хочет делать уроки, есть суп, просыпаться утром в школу. Требует торт со взбитыми сливками и любимый сериал – чтобы лежать, смотреть и наслаждаться жизнью.

Что может сказать родитель в такой ситуации?

Путь 1:

«А ну, быстро поднял задницу с дивана! Хватит жрать, ты и так в джинсы не влезаешь! Вылези из телефона, когда с тобой разговаривают! Ты что, не слышишь? Всё, забираю телефон! Отдам через месяц, когда учиться начнёшь!».

Здесь мы видим родительскую власть и абсолютное отсутствие поддержки. Бедный родитель, похоже, фрустрирован, и для начала ему самому нужно успокоиться.

Путь 2:

«Хороший мой, я вижу, что ты устал. Много учебы, тренировки, да еще и отношения с ребятами не клеятся. Я так понимаю тебя. Не хочется ничего делать — ну и ладно, не страшно, поешь тортика, расслабься, я тебе помогу. Может репетитора найдём? Или потом поучимся, когда захочется. Ты знай, я с тобой и всегда поддержу тебя!».

Как бы вы назвали второй путь?

Это иллюзия поддержки, мягкая вседозволенность, о которой мы уже говорили выше. Здесь нет главного – границ, не на что опираться.

Ведь ребенок взрослеет об родителя, о его границы. Ему нужен не благостный мир без острых углов, а нормальная фрустрация.

Давайте рассмотрим пример:

Малыш учится ползать, натыкается на стул, ударяется, плачет, но благодаря этому узнает свойства твердых предметов, учится с ними взаимодействовать. И если заботливая мама будет убирать все с пути ребенка и не давать ему сталкиваться, то он так и останется жить в иллюзии, и в дальнейшем ему будет гораздо больнее узнать о реальном мире твердых предметов.

Так и в психологическом пространстве нужны твердость, границы, которые сочетаются с беседами в доверительной атмосфере. Очень важно сохранять контакт с ребенком, помогать разобраться, где верх, где низ, что и зачем.

Контакт с ребенком – это основа отношений, на нем все строится. В отдельной статье я расскажу о способах поддерживать и укреплять контакт с подростком.

Если контакт сохраняется, то, несмотря на все ветра и шторма мы способны держать руль, видеть стрелку компаса и плыть в верном направлении.

И в острый момент, когда эмоции подростка зашкаливают, родитель может не только озвучить требования, но и посочувствовать. Только важно, чтобы эти слова звучали искренне, что очень непросто в такой обстановке, иначе подростку они могут показаться сарказмом.

***

Итак, для развития полезен не теплый уютный мир, где ребенок – его центр, а периодические столкновения с границами, которые знакомят ребенка с реальностью. И если родители выдерживают свою позицию, то это ведет к здоровому взгляду ребенка: да, мир не всегда такой, как я хочу. Что-то я могу изменить, что-то нет. Не все вращается только вокруг меня. Не я управляю миром, есть и другие люди, они тоже живые, что-то чувствуют, чего-то хотят. Я сам – часть этой жизни, большой и интересной.

Ребенок чувствует границы, учится жить в реальности, строить отношения с другими. И с самим собой.

Если у вас появились вопросы, пожалуйста, пишите на почту или в WhatsApp.

 

Автор статьи — Анна Маслова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.